Защита и монетизация интеллектуальной собственности.
Помощь при нарушении авторских прав.

Альтернативные юридические инструменты и ИС

start

Российское государство дало толчок развитию альтернативных юридических инструментов в области оформления прав на интеллектуальную собственность, сузив правовой статус обладателей патентов. Нововведение, которое пошатнуло мир интеллектуальной собственности, может привести к смещению всей парадигмы интеллектуальный прав и выбора легальных инструментов правообладателями для их защиты.

Принятый 30 апреля 2021г. Федеральный Закон № 107-ФЗ “О внесении изменения в статью 1360 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации” стал самым обсуждаемым событием в кругах экспертов, адвокатов, патентных поверенных, – одним словом всех, кто так или иначе, связан с работой в области защиты интеллектуальных разработок.

Дискуссия по вопросам, которые затрагивают данное изменение, набирает все новые обороты, и все ожидают, чем юридически могут обернуться последствия такого нововведения. Но обо всем по порядку.

Новая редакция статьи 1360 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ) гласит, что Правительство РФ в случае крайней необходимости, связанной с обеспечением обороны и безопасности государства, охраной жизни и здоровья граждан, имеет право принять решение об использовании изобретения, полезной модели или промышленного образца без согласия патентообладателя с уведомлением его об этом в кратчайший срок и с выплатой ему соразмерной компенсации. Методика определения размера компенсации и порядок ее выплаты утверждаются Правительством Российской Федерации.

Для сравнения текстовка прошлой редакции ст. 1360 ГК звучала таким образом: “Правительство Российской Федерации имеет право в интересах обороны и безопасности разрешить использование изобретения, полезной модели или промышленного образца без согласия патентообладателя с уведомлением его об этом в кратчайший срок и с выплатой ему соразмерной компенсации”.

На первый взгляд все кажется абсолютно нормальным, что да – государство в случае крайней необходимости, связанной с обеспечением обороны и безопасности государства, охраной жизни и здоровья граждан, может принять решение об использовании того или иного изобретения. Данное нововведение не лишено логики в свете наступления коронавирусной инфекции, однако, здесь кроются определенные подводные камни.

Из смысла новой редакции ст. 1360 ГК, Правительство РФ может принимать оперативное решение об использовании запатентованных изобретений и прочих охраняемых объектов без согласия патентообладателя в случаях крайней необходимости.

Однако, что подпадает под случаи “крайней необходимости”, какие имеются критерии для оценки крайняя ли эта необходимость или нет, соответствует ли она целям охраны жизни и здоровья как основания принятия Правительством РФ решения, текущие законодательные акты не дают никакой конкретики и гласят следующее:

  1. пункт 3 ст. 1359 ГК РФ под «чрезвычайными обстоятельствами» понимает только «стихийные бедствия», «катастрофы» и «аварии».
  2. ст. 1057 ГК РФ под «обстоятельствами крайней необходимости» подразумевает ситуацию «опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами».

Теперь же представим жизненную ситуацию: фармакологическая Компания А в своей предпринимательской деятельности занимается разработкой лекарственных препаратов. У Компании А расширенное портфолио разработок, зарегистрированных в ФИПС в качестве патентов на изобретения или промышленную модель и так далее. Оперативно Правительство РФ принимает решение о разрешении использования патента без согласия Компании А.

Логично, что появится вопрос: кому и на каких условиях передается изобретение Компании А, в исследование которого инвестировано N количество денежных средств?  Как будет рассчитываться «соразмерная компенсация» Компании А за использование ее запатентованного изобретения? Может ли Компания А продолжать использование данного запатентованного изобретения и в каком объеме? Как будет разрешаться вопрос доступа к необходимым секретам производства, ноу-хау, сопряженным с передаваемым изобретением Компании А новым правообладателем?

Закон не освещает ответов ни на один из заданных вопросов, ни по существу не предлагает решения о том, в каком порядке будет происходить определение соразмерной компенсации и процесс назначения Правительством РФ лица (субъекта хозяйствования) – нового пользователя, которому будет передано и разрешено использование запатентованного объекта Компанией А в своей деятельности.

Возможно все вопросы применительно к отладке данного правового механизма могут быть разрешены путем создания правоприменительной практики и принятий других нормативно-правовых актов.

Тем не менее, пока Правительство будет планомерно разбираться с урегулированием возникших вопросов, правообладатели исключительных прав смотрят в сторону того, как обезопасить себя от такого “государственного вмешательства” в их деятельность.

Решение данного вопроса видится в смещении выбора правообладателей с защиты, предоставляемой патентами, в пользу области авторского права, которое не подчиняется и не подпадает под область влияния государственной монополии. В частности, в качестве альтернативы патента на изобретение или полезную модель, бизнесмены могут рассмотреть юридическую защиту своей разработки в виде произведения науки с международной регистрацией в INTEROCO Copyright Office в течение 30 дней (чьи услуги доступны в России и СНГ с 2016 г). На произведения науки действие вышеуказанного решения правительства Российской Федерации не распространяется.

Total
0
Shares
Вам может быть интересно
Читать далее

Главное мировое бизнес-событие 2019 года в сфере интеллектуальной собственности

Главное мировое бизнес-событие 2019 года в сфере интеллектуальной собственности: 5-й Годовой конгресс Международной Юридической Ассоциации Интеллектуальной Собственности (IIPLA-2019).…